10:54 

Путевые заметки 12а. Мельбурн

Огнёнок
это масло, пастель, художественный фильм нарезкой, это импрессионистические ветра, дующие над улицей о чем-то важном (с)
Когда меня спрашивали, что бы я хотела увидеть в этом городе, ответ был приблизительно такой: Великую Океанскую Дорогу, пингвинов и Балларат, город золотоискателей (достопримечательности расставленны по приоритетам). При этом осознавала, что успеть все, вероятно, будет довольно затруднительно. Но когда Великая Океанская Дорога закончилась, Джеймс сказал: собирайся, мы идем смотреть на пингвинов. За окном — темень (закат тут около пяти вечера), до Филлип-айланда, где живет колония этих дивных птиц, два часа езды (а потом еще обратно) и понятно было, что мы не успеваем, но предложенный Джеймсом вариант понравился мне гораздо больше стандартного туристического. Его подруга Джулия как волонтер заботится о пингвинах и на этот вечер мы присоеденились к ней.
Вообще надо сказать, что волонтерское движение в Австралии весьма развито. Жанна, после выхода на пенсию, учит английскому емигрантку из Индии. Иен, тоже после выхода на пенсию (хотя он еще работает преподавателем в медицинском университете два дня в неделю), один день в месяц проводит как волонтер в национальном парке Tidbinbilla, что возле Канберры. Во многих музеях в Австралии бесплатные экскурсии, которые тоже проводят волонтеры (Мемориал, Ботсад в Канберре), хотя бывают и профессиональные экскурсоводы (как в Высоком суде). Во всех местных предприятиях принято давать сотрудникам два сводобных дня в год для волонтерской деятельности, а при оплате налогов так же принято, что какую-то сумму (пусть хоть один доллар) ты передаешь благотворительной организации. С миру по нитке, что говорится... Люди, собравшиеся в 19.00 возле пирса St. Kilda, тоже были волонтерами. Многие в ярко-желтых берукавках с надписью «Earthcare», в теплых шапках и перчатках (все-таки зима, ночь), с фонариками на лбу, они весело переговаривались друг с другом.
- Вы друзья Джулии, да? - с улыбкой спросила маленькая старушка, которая здоровяку-Джеймсу, наверное, до пояса доходила, и как-то сразу стало тепло и уютно от этой улыбки. Нас отправили записываться (потом список поделили на два и одна группа пошла на край пирса, а вторая начала с начала, где-то посередине они в итоге встретились делится результатами и вместе двигатся домой).
На пирсе Святой Кильды, построенном как волнорез, живет колония пингвинов. И эти люди о них заботятся. Ну, забота, по большей часть, состоит в том, что птиц ловят, чипуют, взвешивают, определяют пол (по размеру клюва) и отпускают. Пингвины — крошечные, не больше двадцати сантиметров в высоту fairy penguin, от этого как бы не в восторге, и поэтому долго расспрашивала, в чем же суть дела, мысленно проклиная косноязычие, которое парализует мой и без того не самый блестящий английский при встрече с незнакомыми людьми. Впрочем, немного внимания со стороны собеседника и готовность повторять некоторые моменты многое меняют к лучшему, так что выяснить удалось следующее:
программа эта волонтерская и началась где-то в 1960-х годах, когда на набережной Мельбурна построили колесо обозрения. Кто-то из местных заволновался, как будет шум от людей и машин влиять на птиц и взялся выяснить этот вопрос. С тех пор приблизительно каждую четвертую ночь группа энтузиастов приходит на пирс Кильды смотреть за прицами. И забота их временами весьма кстати. Если они находят больных пингвинов, то лечат. Говорят, неделя в пресной воде способна избавить птиц от многих паразитов, для которых такая среда оказывается весьма неблагоприятной. А еще как-то пьяный молодой человек на одолженной у друга дорогой яхте разбился об этот самый пирс, и птиц, равно как и воду, очищали от масла. Тогда же нашли хитрое ноу-хау: если приложить к перьям пингвина кусок железа, масло переходит на него, как на магнит, а птица остается чистой. Плюс для австралийцев очень важно быть дружественными с окружающей средой (в том же Мельбурне на зданиях крупнейших банков установлены ветряные электростанции и тому подобные вещи), так что когда в городе обсуждается очередно проект, так или иначе затрагивающий гавань, при разработке советуются с этими людьми, как это повлияет на пингвинов. Пирс Кильды — часто национального морского парка. Там живет постоянная колония из 1200 птиц, по словам очаровательной бабушки Софи, которая участвует в этой программе уже 27 лет, но сюда в брачный период приплывают 43% пингвинов с Филлип-айланда. Все-таки пирс много севернее (то есть тут тепле) плюс волнорез защищает птиц от холодного ветра и сильных волн океана. Говорят, на самом Филлип-айланде живет 10 000 пингвинов. Мне, по правде сказать, даже сложно себе это представить. Но виденные мною fairy penguin совершенно очаровательны. У них крошечные мягкие перья и нежнейшие лапки (а бегать могут поразительно быстро). Прикасатся к ним — сущий восторг. Наверное, именно за ним и ходят сюда все эти люди на самом деле... Ловят птиц в камнях, взвешивают их, считывают информацию с чипа или чипуют, если нужно, и отпускают там же, где взяли. Весь пирс у них поделен по алфавиту (от A до Z), у каждой буквы свои подпункты (правый борт — 1, левый — 2). Встретились мы где-то в районе K, и там-то я и поймала своего пингвина (девушку, как оказалось). Правда, была не очень аккуратна, за что получила клювом в руку и гордо ношу теперь эту отметину. Зато сразу стало понятно, почему остальные волонтеры в перчатках, и некоторые — армированных.
Да, единственное фото, которое мне разрешили сделать (яркий свет вреден для гляз птиц) — прилагается. Очаровательную fairy penguin держит на руках Софи, и я правда очень жалею, что ее лицо в кадр не попало.

А на следующий день мы плавали на катере по Ярре, и только тогда я поняла, сколь огромна, на самом деле, гавань Мельбурна, в которой трансокеанский грузовой корабль, занявший некогда половину причальных территорий Одессы, теряется, как щепка, в котрой яхт — что деревьев в лесу, а от центра до окраев — два часа езды на автомоблиле...
Там увидела еще одно проявление местного волонтерского движения. Один богатый парень решил, что правительство делает недостаточно для спасения китов, построил и оборудовал корабль, на котором теперь плавают волонтеры и гоняют японские суда из Австралийских вод. Корабль назвали "Морской пастух" и это весьма спорный поступок, потому что японцы говорят: мы ходим исследовать китов, а эти ребята им: мы вам не верим, вы их едите. Что думает правительство по этому поводу - для меня открытый вопрос, а корабль я увидела в гавани.

Мельбурн многолик. Я знаю, многие города такие, но тут это чувстуется особенно остро. И поэтому — прикладываю. Самые типичные из виденных мною ликов (хоть и не все. Обычную улочку крохотных котеджей я, кажется, так и не сфотографировала. А жаль).

Центр сити. Вид с Ярры.

типичный мельбурнский хаос: старина и модерн, все вместе.




А вот это одна из самых известных улиц в Мельбурне, Brunswisk. Еще одна известнейшая улица Acland, выглядит как ее близнец. Говорят, такая архитектура вообще характерна для староавстралийских построек. Небольшие здания и крытые веранды...


@темы: Моя маленькая Австралия, Путешествия, мир вокруг

URL
Комментарии
2012-07-17 в 11:22 

Homebody
Здравствуйте!)
Интересный пост. А можно вас пригласить с ним и другими не менее интересными рассказами и фотографиями в наше сообщество дайри-путешественников?
itenerant.diary.ru/
Все будут рады! Спасибо

2012-07-18 в 15:11 

Огнёнок
это масло, пастель, художественный фильм нарезкой, это импрессионистические ветра, дующие над улицей о чем-то важном (с)
C радостью :) Заявку на вступление оставила.

URL
2012-07-20 в 10:15 

Homebody
Огнёнок, добро пожаловать! )

     

Искры

главная